Видовдан: скорбь, величие и братство

Любовь Донецкая СНЖ 28.06.2021 20:10 | Альтернативное мнение 228

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Фото: «Бой на Косове». Адам Стефанович, 1870 год

Кто есть серб и сербского кто рода,
Кто от сербской крови и колена
И на поле Косово не выйдет,
Пусть вовек не знает он потомства,
Женского потомства и мужского!
Пусть ничто ему не уродится —
Ни вино, ни белая пшеница,
Пусть погибнет все его колено!

(Княжеская клятва Лазаря Хребеляновича)

Нередко приходится видеть в соцсетях комментарии особо рьяных российских патриотов в адрес Сербии: мол, вы сдулись, слились, пошли на поводу у коллективного запада, а еще братушки. И мне невыносимо стыдно за таких комментаторов, которым в одурманенную фантомной сверхдержавностью голову даже не влетает вопрос: а что сделала великая РФ за последние тридцать лет, чтобы помочь сербским братьям отстоять свое право на братство с ней? Или так же, как с восставшим с оружием в руках против бандеровской чумы за право на русскость Донбассом: «Сами, все сами, никто ничего не обещал»?

Российские патриоты кичатся былыми победами былых поколений и будто не замечают, что Россия уже не та страна — великая цивилизация, к которой некогда жаждали прильнуть братские народы. Нет ничего, никакой цели, идеи, идеала, которые современная РФ могла бы предложить кому бы то ни было. Все постсоветское пространство практически однородно: у власти эффективные приватизаторы и туземные «пересиденты», приносящие обильные дары на чуждые алтари, которые нынче называются офшорами. Все без исключения бывшие республики СССР превращены в сырьевые придатки международных хищников, с той разницей, что одни ищут желанную «крышу» на Западе, а другие на Востоке. Точно такая же судьба постигла и россиян, которые покамест пребывают в иллюзиях, что над ними не каплет, «вы не понимаете — это другое» и спокойно наблюдают, как бандеровцы восьмой год при полной отстраненности Кремля истребляют русских жителей Донбасса. А семь лет героической, отчаянной борьбы жителей ЛДНР с постмайданным оккупационным режимом как бы ничего не значат. Как не значат и героические попытки современной Сербии отбиться от удушающих объятий западных стервятников.

28 июня наши братья сербы отмечают поистине мистическую дату в своей истории — Видовдан. Действительно, странные совпадения: на этот день приходились роковые для Сербии события — битва на Косовом поле (1389 год), первый выстрел в гражданской войне (1991 год), выдача Слободана Милошевича в Гаагу (2001 год). 28 июня 1914 года в Сараеве прозвучал роковой выстрел гимназиста Гаврилы Принципа, который тогда и сам не знал, что его отчаянный шаг станет поводом для начала мировой бойни.

Эти странные совпадения породили множество примет и традиций, иногда печальных, иногда величественных, как сама битва на Косовом поле, ныне день памяти и скорби, день национальной трагедии и героизма. В тот день между объединенным войском сербских воинов в союзе с Боснийским королевством с одной стороны и армией турок-осман с другой, произошло решающее сражение. Ни венгры, ни болгары, ни другие европейцы не присоединились к войску князя Лазаря, вопреки утверждениям поздних турецких хроник, стремившихся преподнести Косовскую битву как победу над сонмом неверных и торжество ислама. Сербские войска возглавлял князь Лазарь Хребелянович, последний самодержавный господин Сербии, впоследствии причисленный к лику святых. Можно сказать, что сражение было упорным, ведь не зря в народном фольклоре поется о «трехдневной битве».

Фото из открытых источников
 Фото из открытых источников

По преданию в ночь перед битвой князю Лазарю явился ангел, который спросил его, что тот выбирает — победу над турками и благополучие до конца жизни — или мученичество ради Царствия Небесного при том, что сербский народ до конца земных дней останется православным. Ответом князя Лазаря было: «земаљско је за малена царство, а небеско увек и довека» — «земное царство на миг, а небесное навека». Князь Лазарь выбрал последнее. В день накануне битвы он собрал своих воинов около белой церкви Самодрежи (храм св. Иоанна Предтечи), где была отслужена Божественная литургия, и патриарх Спиридон причастил все сербское войско, воины которого в бою приняли мученическую кончину.

Сербы бились так отчаянно, что горстка смельчаков врубилась в стан врага и сумела добраться до самого султана. В письме флорентинцев, написанном вскоре после Косовской битвы Тврко Боснийскому, упоминаются 12 знатных мужей, поклявшихся пробиться к лагерю Мурада, и один из них, кто «вонзил меч в горло и поясницу» сарацина. Сербская традиция сохранила предание о герое Милоше Обиличе, который под видом перебежчика проник в турецкий лагерь и заколол султана во время аудиенции. Князь Лазарь попал в плен и был казнен прямо на поле боя вместе с другими пленниками. Он стал одним из самых почитаемых героев сербской истории, символом борьбы за ее независимость и решимости умереть, но не сдаться.

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Потери с обеих сторон были чудовищные. Практически все сербское войско пало на поле брани, а превосходившие по численности части турецкой армии после сражения отступили с поля боя и покинули Сербию. Это дало право историкам объявить сербов победителями.

Память о событиях конца 14 века живет в сербах и по сей день. О том, что значило и значит Косово поле для серба, красноречиво говорит следующий небольшой эпизод. Когда во время Второй Балканской войны в 1912 году сербы заняли Косово, то солдаты, по сообщению иностранных наблюдателей, приходили на Косово поле «падали на колени и целовали землю». Проявленный сербами героизм в сражении с более многочисленным и искушенным в боях противником дают сербам возможность говорить, что именно на поле неподалеку от Приштины зародилась сербская нация и сербская державность. Для сербов Косово поле это то же, что для русских поле Куликово: «На Куликово поле пришли москвичи, серпуховчане, ростовчане, белозерцы, смоляне, муромляне и так далее, а ушли с него – русские».

Святые мощи князя Лазаря хранятся в монастыре Раваница в Косово, отрубленная же голова и сегодня находится в Турции – на протяжении веков турки упорно отказываются вернуть ее сербам. Многие считают, что по этой причине возникло предание о том, что Сербия возвратит себе былую мощь только тогда, когда глава князя Лазаря вновь соединится с его мощами.

Особенные торжества происходят на мемориальном комплексе Газиместан, который находится на Косовом поле. 28 июня сюда приезжают сербы из разных уголков планеты, чтобы почтить память героев, отдавших жизнь за свою родину и свободу. На Видовдан в Сербии не принято петь радостные песни и веселиться, сербы говорят, что в этот день даже птицы не поют — настолько велика скорбь Сербской земли, а в глухую пору ночи все реки начинают течь красные, как кровь, потому что очень много воинов в тот день оставили свои жизни на Косовом поле.

Газиместан. Фото из открытых источников

Отчего в этот день уже много лет посещает меня печаль, не та, которая разрушает и обессиливает душу, но та, которая придает спокойствия, сил и достоинства? Быть может, потому что связь братской Сербии и луганской Славяносербии слишком крепка и сильна, о чем я раньше и не знала, и не думала. Быть может, потому что сербов в мире зовут «балканскими русскими». Или же мне горько от того, что когда непризнанную, преданную метрополией Сербскую Краину хорватские боевики при поддержке НАТО равняли с землей, я, конечно, сочувствовала, но не так, как сейчас — тогда умом, а сегодня всем сердцем, потому что и на мою благословенную землю пришла война, а заступника, друга и союзника нам нет.

Фото из открытого источника
Быть может и потому, что иногда поражение — не позор. Например, когда Донбасские Республики, связанные по рукам и ногам минскими соглашениями российской «не-стороны конфликта» о возврате в украинскую юрисдикцию в похабном и гибельном статусе ОРДИЛОС, упорно и отчаянно продолжают сражаться с киевским постмайданным режимом, за которым стоит коллективный запад, превративший с попустительства Кремля некогда братскую союзную республику  в полигон русофобии и оголтелой бандеровщины.

Донбасская война еще не окончена и мне не дано знать, доживу ли я до победы наших доблестных воинов над коричневой неонацистской чумой, но я верю, чувствую сердцем, что наше Дикое поле — побратим скорбного, кровавого и героического поля Косова, память о котором будет жить в веках.

«Здесь граница света с силой вражьей,
Темной силою, клейменной знаком дьявола».

Любовь Донецкая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю