«Спящие» сочтены проснувшимися

Дмитрий Севрюков 17.10.2021 15:02 | Общество 54

Владимир Высоцкий как в воду глядел, когда пел в своей «Песне о новом времени», что «людей будем долго делить на своих и врагов». Число организаций и физических лиц из числа граждан РФ, признанных Минюстом иностранными агентами, растёт как на дрожжах, и вот уже к совсем несистемным добавляются наполовину системные и даже давно встроенные в систему, как, например, федеральное информационное агентство «Росбалт»**.

В соседней Белоруссии с этим делом ещё жёстче. Там уже работа идёт мелким бреднем: загребается подряд всякая рыбёшка, даже такая, которая, казалось, уже уплыла в Россию с удостоверением «Комсомольской правды», как у минского корреспондента Геннадия Можейко. В нашей стране ситуация иная, и президент РФ на форуме «Российская энергетическая неделя» прямо сказал, что критику власти никто не запрещал. Но одно дело – критиковать конструктивно и за рубли, а другое – непримиримо и за валюту.

Спору нет: в обстановке холодного противостояния с внешними оппонентами власть имеет право на самозащиту, а с учётом непростой внутриполитической ситуации – ещё и самыми разными и порой непопулярными методами. Несколько лет назад наверху сквозь пальцы смотрели на те явления в общественной жизни и политике, которые сейчас подвергаются давлению или, по крайней мере, принудительной маркировке.

Тогда и мир был другим, и жизнь была иной, а сегодня внешних и внутренних вызовов столько, что власть только и успевает поднимать щиты, закрываясь от града метких, да ещё и подожжённых стрел противников и разоблачителей.

Конечно, во многих случаях система сама даёт повод для такого обстрела и бросания в неё камнями, которые за пазухой не держит только или очень ленивый, или совсем ко всему равнодушный человек.

Чем меньше тех, кому на Руси жить хорошо, тем больше недовольства и упрёков в сторону власти, тем сложнее ей администрировать процессы, продвигать свои инициативы и обеспечивать стабильность, но тем и активнее ситуацией пользуются сторонники радикальных подходов. Такие люди за то, чтоб разрушить до основания, а дальше – по обстановке. Наверху, конечно, понимают, что положение в стране сейчас не лучшее, поднеси спичку – и может случиться если и не пожар, то воспламенение, а потому решают, что лучше перебдеть, чем недобдеть. Отсюда и ярлыки иноагентов для своих, чтоб чужие боялись.

Закон о специальном маркировании тех, кто занимается общественной деятельностью, но получает иностранное финансирование, задуман и работает так, что под него может угодить и случайная организация или физлицо. При всех ограничениях Россия остаётся страной открытой, поэтому деньги гуляют туда-сюда, и порой совсем невзначай прилипают к тем, кто по задору и темпераменту подходит в кандидаты на звание иностранных агентов.

Вообще социально-экономическая ситуация подсказывает, что на закон об иноагентах логичнее бы наложить мораторий до победы над бедностью или хотя бы до улучшения обстановки, потому что зарабатывать в России становится всё труднее, а значит, возникает соблазн обратить взор туда, где сытнее.

В результате растут риски угодить под подозрения в политической неблагонадёжности, хотя на самом деле у многих получающих доллары и евро интерес к внешним связям чисто экономический.

Опыт среднеазиатских партнёров, воздерживающихся объявлять иноагентами своих трудовых мигрантов, сотнями тысяч едущих работать на российские стройки, указывает, что проблему турбулентности и внешнего вмешательства можно разрешить и без крайних мер. Узбекских и таджикских рабочих, заколачивающих в РФ рубли, тоже отсылают домой порой не только на прокорм семьям, но и на общественную деятельность. В нашем дачном посёлке подмосковного Солнечногорска несколько лет подряд на стройплощадках верховодил бригадир из таджикского города Куляба Бахтиёр, но следы его в последнее время потерялись. И вдруг недавно соотечественники строительного начальника рассказали, что он теперь у себя на родине блогер, общественник и уважаемый человек, который даже указывает власти на некоторые недостатки. Выходит, поднялся бывший мигрант на иностранном финансировании, сделал карьеру, да ещё и с явным оппозиционно-политическим уклоном, и при этом почему-то иноагентом у себя в Таджикистане не считается.

Понятно, что в России посложнее, чем в среднеазиатских республиках, на карту здесь поставлено куда больше, да и внешние тиски сжимаются посильней. Если хорошо поискать, то сыщутся и «спящие» агенты, и бдящие, но слишком упрощённый подход к назначению иноагентами нарушает баланс и препятствует согласию. Конечно, власти спокойнее, когда её чрезмерно ретивые критики на виду и помечены специальным знаком, который ещё и затрудняет работу и выживание в нынешних условиях. Но, с другой стороны, российское государство достаточно сильное и устойчивое, чтобы позволить себе не закручивать гайки там, где без этого возможно обойтись, и быть великодушным в тех случаях, когда дело не касается прямых угроз и больших рисков. «Спящих», бесспорно, необходимо периодически будить, но при этом для тех из них, кто видит системные сны, побудки можно устроить и без ушатов холодной воды, а только звонком будильника.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю