СЕМЬ ЛЕТ ПИКЕ В НЕИЗБЕЖНОСТЬ

Лев Вершинин 5.12.2021 23:00 | Альтернативное мнение 41

Bild, безусловно, таблоид-трепло, это общеизвестно, но фишка в том, что подобные карты и рассуждения на эту тему сейчас в обширном ассортименте появляются в СМИ всей Европы, даже в странах, безмерно далеких от интереса к данной проблеме, а это, согласитесь, само по себе о многом говорит. И: «Я не признаю ничью красную линию«, — ответил Байден

на вопрос о заявлении Кремля про «красные линии», добавив, что с президентом РФ будет «долгий разговор«, — а это означает, что Белый Дом назначил время для разговора, который так вымаливал Кремль, на который Кремль так надеялся, но рассчитывать на поблажки просителям не следует. Штаты определились, и готовы долго говорить о том, что иначе не будет…

В сущности, этого следовало ожидать, — и в Кремле неспроста забеспокоились аж до почти полной потери лица. Там, безусловно, оценили и жесткий до хамства отказ генсека НАТО от попытки Кремля как-то договориться о разделе сфер влияния, и еще более жесткий, на самой грани допустимого отлуп м-ра Блинкена г-ну Лаврову (с фактическим карт-бланшем бУ

на отказ от «минска»), и заявление м-с Псаки, огласившей официальную точку зрения Штатов по поводу их позиции в возможной «горячей фазе».  А оценив, правильно истолковали и резко возросшую наглость Киева, уверенного в том, что поддержка будет. Но, оценив и правильно истолковав, бросились просить Байдена о беседе, — и вот, получили. Еще до разговора.

И что теперь? На мой взгляд, Штаты, отказывая кому-то в праве проводить «красную линию», себе в этом праве не отказывают, и в ходе разговора двух президентов провести эта линия будет проведена. Скорее всего, относительно «украинского сюжета», с категорическим императивом о твердом решении о размещении на бУ ракетных баз, без всяких гарантий насчет Крыма, —

то есть, потребуют капитуляции, альтернатива которой — война. Иначе говоря, Штаты идут ва-банк, и (нам, конечно, не расскажут, но лично я не сомневаюсь) козырем в разговоре станут данные о готовности организовать полную международную изоляцию РФ и комплексную блокаду с эмбарго на покупку у РФ нефти и газа. Обоснованием для которой станет (в случае, если Кремль

начнет упрямиться) война на бУ, которая, в любом случае, — пусть и развязанная Киевом, — будет объявлена и признана «агрессией Кремля». И не увильнешь, поскольку от Киева уже ничего не зависит. Впрочем, и от Байдена тоже уже мало что зависит. Сам-то он не «ястреб», но выдвинут «ястребами», и сознает, что, в случае чего, может быть легко отстранен от власти,

причем без всякого «переворота», по медицинским показателям, которых более чем, а потому будет выполнять все, что скажут. И от Евросоюза мало что зависит. Лондон к обострению более чем готов, и Париж, судя по риторике, уже на низком старте, а Варшава вообще бьет копытом, предвкушая, прочих же никто не спрашивает в связи с отсутствием реальной субъектности.

Что при таком раскладе имеет РФ? Да, в общем, ничего. Кроме разве лишь многочисленных заявлений из европейских столиц и штаб-квартиры НАТО: мол, НАТО не станет ввязываться в войну на БУ, однако эти словеса могут убедить только российских патриотических публицистов, — а если исходить из политических реалий, на ум сразу приходит «корейский сценарий»

1950 года, когда именно такими заявлениями «до того» спровоцировали «горячую фазу», в которую сразу же влезли по уши, — и своего таки добились. Очень американский метод. И очень-очень британский, — как в 1914, когда колебавшийся (умен был чертяка!) кузен Вилли решился воевать только после получения из Лондона твердых гарантий невмешательства.

В скобках, для полной ясности. Сперва: Штаты нагнетают, но НАТО и страны ЕС как бы от склоки отстраняются («Поможем, но не полезем»), а потом активное участие в «отражении агрессии», — кто-то, как поляки, живой силой, а кто-то воздушной поддержкой или еще чем. Но, в любом случае, сразу, одностайно: максимальные санкции, жесточайшая блокада.

И какие варианты у Москвы теперь, когда Байден публично нарисовал «красную линию»? Что волынить и тянуть время переговорами не получится, ясно: Штаты создали максимально удобную для себя конфигурацию. Идти на все требуемые уступки — тоже не вариант, потому что далее, после перерыва, начнется то же самое на тему Крыма, РБ и разрыва с КНР.

А отказ означает войну, причем в положении хуже губернаторского. Без шанса, как всегда, «на полшишечки». С  операциями, направленными на взятие под контроль всего Юго-Востока (той самой «дуги Харьков-Тирасполь», о которой речь шла еще в 2014) и созданием на освобожденных территориях «альтернативной Украины». Если это будет сделано быстро, Штаты отступят.

Само собой, такое решение, — если люди в Кремле еще способны принимать такие решения, — означает участие в событиях РБ, и главное: однозначный, немедленный, бесповоротный, союз с Китаем. У Китая, правда, могут возникнуть «отвлекающие сложности» (или он сам под сурдинку будет решать свои вопросы), но вряд ли Штаты рискнут делать «второй фронт».

А далее можно только рассуждать. На уровне логических фантазий. В том плане, что следует учитывать «энергетический» аспект проблемы, и если события пойдут по нарастающей, нельзя исключать давно назревших и подготовленных вспышек там, откуда поступают ресурсы (Ближний Восток, Иран, Венесуэла), причем инициировать это могут как Штаты, так и Китай, —

но это уже, повторяю, «вычисления на конце пера». Они могут быть верны, как в случае с открытием Нептуна, а могут и ничего не стоить, поскольку слишком много нюансов, никому, кроме очень сильных мира сего, не известных. Поэтому, — коль скоро уж на данную тему я сказал все, что хотел и мог, — в качестве резюме позволю себе не слишком нужное, но важное отступление…

Семь лет назад я оценил действия Кремля, как фатальную ошибку, и вот. Да, некий финансовый профит кто-то в Москве получил, и это плюс, но все прочее сплошь минусы. Признание «выборов», согласие на «Петю», тотчас кинувшего, выигранная и тут же политически проигранная война, трусливое, с расшаркиваниями перед фрау принятие всего, что происходило на бУ, —

милитаризации, размещения иностранных войск, карательных операций в Донбассе и диверсионных актов на территории РФ, подкармливание бУ всем необходимым, — привело к тому, что Киев, расширяя с подачи хозяина границы допустимого, шаг за шагом убеждался в слабости Москвы. И результат: сейчас бУ трясется в системном кризисе, вся конструкция там

трещит и шатается, — приходи и бери! — но Москва, пожиная плоды глупой политики жадных и трусливых людей, утратила все рычаги контроля, и любое развитие ситуации играет против нее, и если война, дающая уже не гарантии, но хотя бы шанс, пойдет по самому тяжелому из возможных сценариев. Когда даже быть или не быть войне, от Кремля не зависит. И знаете,

я поднял наработки 2014 года, с разбором «веера вероятности», включая и наихудший вариант, — с рекомендациями, — и переслал в одну из столиц Союзного Государства, где (уверен) его, в отличие от, хотя бы прочтут. И пусть решают. А мне остается только, как три года тому, напомнить мнение классиков, несравненной Йокико Асано и мудрого сэра Редьярда

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю