Русь хтоническая: синдром доцента Соколова

Павел Кухмиров 18.11.2019 8:51 | Общество 79

Есть вещи, которые по-настоящему пугают. Причём страх этот вызывается даже не ими самими, а тем, что за ними стоит. Что выглядывает у них из-за плеча, всего на долю секунды высовываясь из их тени. Словно ты смотришь в глаза монстру, в котором нет ничего человеческого, и вдруг видишь за ними нечто, по сравнению с чем сам этот монстр просто перестаёт казаться страшным. Бездну, о которой говорил Ницше. Нечто первородное. Нечто хтоническое.

Хтоническое – очень удачное слово. И сегодня оно часто будет повторяться. Просто потому что я не знаю других слов, которыми можно было бы даже примерно охарактеризовать то, о чём пойдёт речь. Увы. Не всегда даже наш, четвёртый по сложности в мире язык, может справиться с задачей в полной мере.

Несколько дней назад всех ужаснула дикая история, произошедшая в городе-герое Санкт-Петербурге. Я говорю об убийстве, совершённом известным представителем российской исторической науки доцентом Соколовым. Совершённым с такой извращённой жестокостью и цинизмом, что многие маньяки, да и просто психопаты, могли бы позавидовать. Честно говоря, я не в курсе, проводилась ли многоуважаемому доценту психиатрическая экспертиза, а если да, то каковы её результаты. По этой причине я не стану затрагивать вопрос его вменяемости. Да он и не принципиален, честно говоря. Ибо опыт подсказывает одну весьма неприятную вещь: зачастую самую свирепую дичь совершают абсолютно здоровые люди. И я задаюсь вопросом: а что есть здоровье? Ну, в данном контексте.

Полагаю, это конфигурация психики, которая соответствует эталонным показателям данного общества в целом. А об уровне здоровья самого общества кто-нибудь сейчас задумался? Впрочем, об этом чуть позже. Сейчас вернёмся к рассматриваемому событию. И, если честно, то я не могу увидеть в нём ни одного фрагмента, не несущего на себе отпечатка чего-то очень лютого и хтонического. Весь ужас происходящего в том, что у этой ситуации нет ни то, что положительной, а даже просто нейтральной стороны. В ней тьма буквально рванулась отовсюду. Причём тьма чистейшая. Бездонная. Рафинированная.

Чтобы убедиться в этом давайте рассмотрим упомянутые стороны.

Профессор. Честно говоря, волосы на голове начинают шевелиться уже из-за того, как из-под маски выдающегося учёного с мировым именем внезапно проступил просто хтонический злодей. Какой-то персонаж из древних жутких мифов. И самое страшное, что ведь это была не маска — он действительно выдающийся учёный с мировым именем. От самого осознания чего перед глазами встают мрачные образы из старинной готической литературы: доктор Франкенштейн, доктор Моро, доктор Джекил и его тёмное альтерэго — мистер Хайд. И это не удивительно, потому что произошедшее легко могло быть частью любого из перечисленных романов.

Зная уже некоторые детали, лишний раз задумываешься о той личности, что совершила такое. О том, как, сперва убив свою жертву несколькими выстрелами из винтовки, требующей ручной перезарядки перед каждым новым нажатием на спуск, он оставил остывающее тело лежать больше чем на сутки, а сам в соседней комнате принимал гостей, с которыми шутил, смеялся, выпивал. Вёл себя совершенно спокойно и уравновешенно. И никто из этих гостей даже представить себе не мог, что в соседней комнате – труп. Более того, прежде чем начать распиливать белое тело своей возлюбленной, он связался с коллегами и назначил очередное выступление в проекте «Цифровая история». Чем показал себя полностью адекватным, планирующим свой рабочий график и совершенно не настроенным нести за что-либо ответственность. И я более чем уверен — если б не отсутствие соответствующего опыта, из-за которого ему не удалось должным образом избавиться от останков, то он так же спокойно и уравновешенно жил бы и дальше. Читал лекции. Участвовал в исторических реконструкциях. Учил студентов премудростям науки. Невероятная жесть, друзья мои. Что ж за мутация с ним произошла? А, может, он был таким всегда, а случившееся — всего лишь показавшееся в неудачный момент второе лицо одного и того же персонажа из старой страшной сказки?

Сторонники. Как выяснилось, их у него приличное количество. И дело даже не в том, что произошедший кошмар не стал им достаточной причиной для того, чтобы в страхе отшатнуться в сторону. Хотя и это тоже говорит о многом. Оторопь вызывает то, что они находят ему оправдания. Вполне достаточные в их глазах для того, чтобы обесценить совершённое им. Они говорят, что он — великий учёный, а, значит, нельзя его упрекать, коли он «оступился». Ведь великие люди имеют право оступаться, не так ли? Они говорят, что он ни в чём не виноват и до всего произошедшего его довёл Понасенков. Это другой, не менее хтонический персонаж, с которым он вёл «священную войну» не протяжении последних двух лет. Ну, знаете, друзья… Я не испытываю ни малейшей симпатии к г-ну Понасенкову. Более того, это уникальный случай, когда я готов согласиться с Егором Просвирниным, охарактеризовавшим его, как «праздничного гомосексуалиста» – полагаю, Егору видней. Но, чёрт возьми — это не Понасенков был пойман на набережной реки Мойка с рюкзаком, в котором лежали отрезанные руки. И ведь таковых «адвокатов дьявола» нашлось немало. Весьма немало.

Противники. Сторона, явившая за минувшие дни буквально мегатонны отврата и цинизма, показавшая примеры самого настоящего трупоедства. Тот же Понасенков и тот же Просвирнин сами проявили себя как какие-то хтонические существа. Первый — занимаясь глумливым самолюбованием на фоне трагедии. Второй — выворачивая эту трагедию наизнанку с тем, чтобы в очередной раз объявить виновными во всём «советских людей». То и другое выглядело настолько тошнотворно, что вызывало отчётливое желание помыть руки.

Но настоящий ад разверзся в соцсетях. К примеру, в твиттере. Я читаю в нём самых разных персонажей, в том числе и тех, что мне глубоко неприятны. Просто чтобы быть в курсе происходящего в стане идеологического (да и не только) врага. И то, с каким сладострастием наши «люди с хорошими лицами» отплясывали на могиле несчастной девочки, поразило даже меня.

Вот пример. Один из персонажей московской либеральной тусовки выложил твит, где был изображён профессор в форме наполеоновского генерала, надпись: «- Алло, Галочка? Ты сейчас умрёшь!», а в комментариях весело предложил придумать подпись к фотографии. Я не стану цитировать то, что представители оной тусовки понаписали дальше. Хотя сначала у меня и было такое желание, но мне слишком брезгливо, уж извините. Равно как и то, сколько лайков собрал этот твит. В комментариях просто кружились в каком-то демоническом хороводе все: московские либералы, украинские небратья, «культурная общественность». В ход шли стихи, прибаутки, а кто-то особенно весёлый выложил даже фотографию отрезанной головы. И у меня возникли реальные сомнения в том, что все эти существа — до сих пор люди.

Атмосфера. А вот она и есть самое страшное. Потому что там, где должен был быть ужас, его просто нет. Нет там, где он обязан быть. Просто с точки зрения здоровой психики. А вместо него какое-то злое, языческое, мрачное веселье. Что-то среднее между Вальпургиевой ночью и хэллоуином. Какие-то дикие сатурналии. Пляски наевшихся жертвенного мяса дикарей. Все эти «весёлые мемасики», каламбуры, анекдоты. Не удивлюсь, если скоро эта тема дойдёт до «камеди-клаба» или «КВНа». Как начали уже доходить другие, очень похожие темы. Ну, а чем ещё, в итоге, может закончиться этот общенациональный карнавал трэша?

Как вам картина? Нравится? И, если задуматься: то, что происходит сейчас, уже не является эксцессом. Это стандартная норма поведения общества, которую лично я рассматривал ещё полтора года назад после ещё одного громкого злодеяния: когда некий студент московского ВУЗа убил девушку, а потом надругался над трупом, описал всё «В контакте» и повесился. Тогда это был громкий случай, хоть и произошёл он не с такими известными людьми, как г-н «готический профессор». Так к вот, в самом происшествии, по сути, не было ничего особо необыкновенного: у молодого программиста в голове реальность попуталась с виртуальностью – с ними такое случается. Но какая невероятная жесть тогда развернулась в сети. Из фотографий с места преступления мгновенно наделали «ржачных мемчиков» и начали с каким-то извращённым удовольствием пиарить их везде. Занимался этим «модный» и «молодёжный» ресурс MDK и другие ему подобные паблики и авторы в соцсетях. Они же тогда начали распространять интимные фотографии погибшей девушки, которые могли у них появиться, только будучи украденными с её смартфона (лежавшего в полиции в виде «вещественного доказательства»).

Меня тогда потрясло даже не это. Потрясло то, что общество восприняло это, как нечто нормальное. Не вызывающее ни отвращения, ни осуждения. И, знаете, вывод тогда был однозначен: у нас очень больное общество.

И вот сейчас всё повторяется с ещё большей силой. Что наводит уже на другой вывод: происходящее это не аномалия — это симптом. Той самой болезни, которая уже поразила наше общества до самых его глубин. Болезни, которую теперь смело можно назвать «синдромом доцента Соколова». Чтобы это понять, достаточно просто посмотреть, какие слои населения охвачены подобным стёбом. Ответ — все слои. От утончённой интеллигенции до социального дня. Духовная парша пожрала их полностью.

И такого итога стоило ожидать. Потому что насаждение безыдейного, безидеологичного государства привело к тому, что этим государством было воспитано общество не просто без морали — без самого понятия о ней. О том, что есть добро и есть зло (которые сильно отличаются друг от друга). Что есть свет и есть тьма. Что есть «хорошо» и есть «плохо». И сами эти слова для нынешнего общества звучат просто смешно. Это ведь так, друзья. Вы сами прекрасно об этом знаете.

А теперь скажите: то, как наше общество отреагировало на данное преступление, вам ничего не напомнило? А отреагировало оно точно так же, как доцент Соколов, данное преступление совершивший. Оно точно так же веселится, шутит и смеётся, в то время, как в соседней комнате лежит труп, уже начинающий пахнуть. Потому что само общество, по сути, уже давно подобно доценту Соколову — оно благообразно, солидно, респектабельно, а внутри у него адское пекло. И у меня плохая новость: оно точно так же в любой момент может слететь с катушек, явив граду и миру свой истинный хтонический лик.

Произошедшее, как и было сказано в начале, пугает не само по себе. К сожалению, совершённое преступление выступило в качестве того, что врачи называют «провокацией». Это когда пациенту, у которого подозревается наличие некоторых скрытых заболеваний, даются вещества, провоцирующие появление симптомов. Так вот, эта «провокация» показала, что наше общество не просто болеет. Его переполняет тьма. Та самая, первородная.

И когда я думаю о том дне, в который всё это, наконец, выплеснется наружу — мне делается по-настоящему страшно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора